Новости

«Эстетика vs информация» - Литовско-Российский художественный проект

Литовская часть
Открытие: Клайпеда,  8 октября 2010 года
Организаторы
Центр коммуникаций культуры, Клайпеда, Литва

Участники

  • Анатолий Осмоловский
  • Валерий Чтак
  • Алиса Йоффе
  • «Провмыза» (Галина Мызникова, Сергей Проворов)
  • Дмитрий Булныгин
  • «Куда бегут собаки» (Наталья Грехова, Влад Булатов, Алексей Корзухин, Ольга Иноземцева).
  • Давид Тер-Оганян
  • Александр Пепеляев
  • «Капитон» (Юрий Альберт, Андрей Филиппов, Виктор Скерсис)
  • Игорь Мухин

Проект «Эстетика vs информации» стал возможен благодаря поддержке «Центра коммуникаций культуры» в Клайпеда, пожелавшего представить на своей площадке актуальные процессы на российской художественной сцене в перспективе указанной темы.

Общий гуманитарный горизонт, задаваемый этой темой, видится в том, что в результате модернизации мы стали жителями информационного общества, движущей силой которого являются информатизация и информационный обмен.

Информатизации подверглась, в том числе, культура и в частности изобразительное искусства, которое в условиях модернизационных реформ гуманитарной сферы  стало рассматриваться как информационная система.

Наши литовские коллеги, видимо, почувствовав у себя эти последствия модернизации как проблему, поставили перед нами следующий вопрос: «а у вас эстетика сопротивляется информатизации?», определивший в конечном итоге кураторское решение данного проекта.

Как понимать эвфемизм «информация» в этом вопросе?

Информация – это единица измерения чисто рационального и прагматичного отношения к явлениям и предметам действительности. Информация фиксируется в знаках и кодируется в языках. Владение информацией дает возможность обществу контролировать свое развитие. Однако это происходит до известной степени. Искусственная автоматизация общественных процессов время от времени дает сбои. Угроза этих сбоев приводит общественное сознание в ужас и трепет. И сегодня, в свете событий экономического кризиса 2009- 2010 годов, когда как говорят биржевые аналитики «у рынков нет новых идей», это настроение стабильно возрастает и остро переживается обществом и искусством.

Поэтому вопрос -  против ли информации наша эстетика, можно понять в смысле - как наше искусство регистрирует эти настроения и какой путь выхода из этой ситуации оно указует.

Как информационная система современное искусство, действительно, чутко относится к тревожным сигналам, исходящим из недр общества, что фиксируется в работах многих русских художников (которые тоже будут представлены на выставке).

Однако стоит ли ему верить на этом уровне, когда оно всего лишь дублирует сообщения средств массовой информации, окрашивая их определенным парадоксальным образом?

Мне показалось, что продуктивным будет исследовать данный вопрос также на структурном уровне, где в самом каркасе медиаллизации начинают играть связующую роль простые чувственные моменты, обладающие в этой среде определенной эстетической ценностью.

Интересно, что выступать под знаменем эстетики перед силами информатизации в последние годы стало актуальным и для некоторых представителей московской художественной сцены. В этом духе сейчас действует Анатолий Осмоловский, который реактуализировал положения гринбергианской теории авангарда и  перешел от информационной, по сути, «эстетике взаимодействия» к созданию абстрактных объектов, теоретизируемых им как «произведение». Благодаря политической релевантности его работ, тема эстетического удерживается уже третий год в высших строках рейтинга актуальности. Как и сам художник, получивший в 2008 году престижную местную премию Кандинского.

Живопись художницы поколения 2000-х Алисы Йоффе сильно фундирована идеями Осмоловского. Она деконструирует в своих картинах защитные орнаменты денежных купюр (Guilloché), к которым относится не как к информационным кодам, требующим аналитического ниспровержения, а  как к эстетическим образцам, вдохновляющим на прочувствованное подражание.

Искусство уже давно предприняло активные попытки эстетизировать новые средства медиализации, появляющиеся в результате научно-технического прогресса. Как в работах художников работающих сегодня в России с информационными технологиями и электроникой обнаруживают себя моменты эстетического? Можно ли говорить, что их устройства и программы осваивают область новой чувственности, на грани естественной и искусственной реальности? Это еще одна область исследования данного проекта в связи с заданной темой.

Вопросы о месте эстетического в информационной среде поднимает работа Давида Тер-Оганяна «Unreal Zlotnikov». В этой компьютерной игре он сделал объектами виртуальной охоты картины художника старшего поколения Юрия Злотникова, которому, возможно, первому в русском искусстве принадлежит провокационная идея информационного подхода к эстетике, родившаяся у него после лекции Норберта Винера в Москве в конце 1950-х годов. Расстреливая работы Злотникова, изображающие в виде точек, пятен и штрихов информационные сигналы, зритель как бы эстетизирует их, прибавляя к ним чувственный элемент агрессии.

Группа из Екатеринбурга «Куда бегут собаки» во многих своих работах одушевляют технику, что, впрочем, нельзя считать вполне оригинальным. Однако для российского искусства ожившие мясорубки, например, приобретают символическое значение, рассказывая о национальных особенностях подхода к модернизации у русского народа. Ирония иррациональна, и хотя она не является по умолчанию элементом эстетического, она действует как прекрасное средство от заинформатизированности и наукообразности.

Следующий форпост информатизации в современном обществе – это экранные технологии. Видеомэйкер Дмитрий Булныгин, работающий с культурой виджеинга, строит свой мир из мерцающих клипов и синкопирующих ритмов танцевальных клубов. В пространствах его инсталляций зритель попадает в медиализированную реальность, где с экранов и мониторов на него обрушиваются потоки визуальных образов, которые усыпляя его бдительность, в то же время и предупреждают его о последствиях. В работе для клайпедской выставки Булныгин использует психоделические образы мягкого воздействия. Галюцинаторность его клипов должны заставить зрителя вернутся в чувство (хотя бы эстетическое), если конечно, он еще полностью не потерял связь с реальностью.

В непосредственное взаимодействие с экранным образом помещает зрителя работа Александра Пепеляева, режиссера и хореографа, превратившего уже контакт экрана и тела в факт искусства в своих спектаклях. Экранная картинка, остающаяся пока еще Другим в «зеленом мире мяса и кости», никогда еще так живо не реагировала  на вас. Сможет ли этот Другой стать другом, предметом выражения реальных чувств - вот один из вопросов, которые поднимает медиаинсталляция «Жужу».

Можно сказать, что предметом работы «Смятение» нижегородской художественной группы «Провмыза» является максимальный градус человеческих  страстей. В их фильме кинематографический образ претендует на физическую достоверность, как бы выходя благодаря качеству картинки и  напряжению эмоций за поверхность экрана. Зритель, поставленный с ним один на один в инсталляционной форме презентации, испытывает сильнейшее физическое воздействие,  заставляющее сопереживать вместе с персонажами разворачивающегося на экране действия.

фотохудожник Игорь Мухин

Интересным в связи с  темой выставки представляется новая серия известного московского фотохудожника Игоря Мухина. В ней он отходит от взгляда невовлеченного наблюдателя в потоке перемен жизни, происходящих в результате углубления модернизации реальности, который он фиксирует в лучших традициях черно-белой классической фотографии. В представленной серии Мухин сам становится заинтересованным участником, в ней чувствуется его живое человеческое отношение к изображаемому, хотя и скрытое за развитую фотографическую культуру эстетствующего мастера.

Все эти примеры анимации и психологизации медиа неоднозначны. Информация чувственно тоже совсем не нейтральна. Уже давно ее научились использовать как оружие эмоционального воздействия, нагружать провокативным содержанием. Можно сказать, что информатизация предполагает так же и манипулирование эстетическим элементом. Относительно его чистоты не может быть однозначного суждения. Поэтому для объективности выставки было крайне важным представить работу ставящую вопрос о фундаментальной амбивалентности эстетического. Московская группа «Купидон», недавно объединившая трех художников-концептуалистов, культурно подсмеиваются над претензией эстетического сопротивления нахрапу информатизации. Инсталляция «Купидона» – это конструкция из парадоксальных цитат из истории искусства, остроумно поддразнивающих зрителя, слишком серьезно апеллирующего к истине чувств в такие судьбоносные моменты мира, как тот, что все мы переживаем.

Итак, кураторское решение этого проекта далеко от какой-нибудь тенденциозности и совсем не стремится последовать за призывом «против информации». Оставаясь морально на стороне эстетического, оно может лишь констатировать тенденцию его присутствия, но не нарастания или доминирования в новом российском искусстве. Представляется, что такая тема может быть прояснена лишь в диалоге с художниками из Литвы, в обсуждении смыслов, которые там в нее вкладывают. Работы российских художников – это значительные явления в художественной жизни России и этим в первую очередь важен этот проект, объединивший их по принципу интереса к эстетическому. Но, чтобы все смыслы обозначенной темы приобрели явственную рельефность, нужен ответ литовской стороны, которая и инициировала это интересное обсуждение.

Константин Бохоров

Периоды творчества

1985 – 1989 (литература)

1989 – 1992 (движение Э.Т.И.)

1992 – 1994 (НЕЦЕЗИУДИК)

1995 – 1997 (Индивидуальность творчества)

1997 – 2000 (Против всех)

2000 – 2002 (Нонспектакулярное искусство)

2002 – 2012 (Автономия искусства)

2013 – ... (Новые работы)

Актуальное

Работы разных периодов


акция «Баррикада на Большой Никитской» - 1998 г.

Э.Т.И. и Звездочетов на выставке «День Знаний» 1-15 сентября 1991 г.

«Как политические позиции превращаются в форму», 2004 г.

акция «Баррикада на Большой Никитской» - 1998 г.

1991 г. - акция «Э.Т.И.–текст» на Красной площади, фото нашего активиста
English Русский