Искусство без оправданий

После 11 сентября

Должно ли искусство как-то реагировать на внешние для него политические события? Или искусство находится исключительно в логике собственного имманентного развития? Влияют ли художественные акции на общество и чем они отличаются от политического действия? Есть ли у искусства ясная социальная функция? Или, наоборот, искусство только теряет от четкого прояснения своего социального места?

Само возникновение этих вопросов обычно происходит в моменты чрезвычайных политических потрясений. Вне всякого сомнения, экстраординарная воздушная атака 11 сентября 2001 года стала таким событием. Для искусства это событие стало переломным моментом. Нелепая история со знаменитым композитором К.Штокхаузеном в свою очередь наиболее рельефно выразила замешательство и панику в художественных кругах, наступившие после террористических атак. Как известно, Штокхаузен заявил, что атаке Всемирного Торгового Центра мог бы позавидовать любой художник. Это заявление было тотчас же расценено как скандальная глупость и провокация (что довольна странно в отношении живого классика музыкального авангарда) — композитор вынужден был отменить свой концерт и на время уехать в Швейцарию.

Возможно, Штокхаузен был не прав, но что-то же подтолкнуло его произнести эти слова? Может быть, существует какая-то фундаментальная ошибка в понимании современного искусства или актуальная художественная ситуация провоцирует подобные скандальные высказывания?

Спору нет, атака на ВТЦ была артистичной, эффектной, прямо-таки кинематографичной, но имеет ли она отношение к действительным идеалам современного искусства, идеалам формального эксперимента, смещения смыслов, последова тельной и предельной рефлексии? Разве демонстрация подобных экстатических зрелищ не стала уже давно инструментом манипуляции людьми и не используется ли индустрией развлечения и досуга? Или путаница происходит из-за явной концептуальной эвристичности всего проекта воздушных атак и его изящного, артистичного исполнения? (Если, конечно, уместно употреблять подобные определения к данному действу.)

Конец «проектного» искусства

Критика экстатического, опьяняющего зрелища стала классикой современной культуры. Начало ее положили русские формалисты — авторы журнала «ЛЕФ» (Левый фронт искусств). Ее развитие — в методе отчуждения зрителя от сценического (кинематографического) действия у Брехта и французской Новой киноволны. И хотя в изобразительном искусстве зрелищный аспект никогда не являлся исчерпывающим, общий корпус критических размышлений о природе визуального зрелища и его воздействия на публику остается неизменным до сего момента.

Канал примирения с сентябрьскими событиями иной*. Он возник от практики т.н. «проектного» искусства. Под проектным искусством я понимаю разнообразную, довольно популярную сейчас практику реализации различных социальных, политических, аналитических и прочих проектов. Главным в них считается эвристично придуманная и эффектно (не эффективно!) реализованная идея, вступающая в максимально широкий диалог с обществом.

Казалось бы, именно после этого шокирующего события (а в России аналогом этой атаки был захват заложников на мюзикле «Норд-Ост»), спровоцировавшего целую цепь репрессивных мер: ужесточение государственного контроля, «временного» поражения в правах и проч., — искусство должно было бы встать на защиту гражданских свобод. Различные виды проектного искусства наконец-то получили область, целиком предназначенную для непосредственной работы.

* Надо сказать, я не являюсь записным борцом с терроризмом. Государственные службы пытаются, и не без успеха, привить людям априорное осуждение любого терроризма. При этом на самом деле нарушается один основополагающий демократический принцип: народ имеет право бороться с оружием в руках против тотального государственного угнетения, если ситуация в стране осознается большинством или частью общества именно так.

Но именно эти репрессивные меры быстро показали всю эфемерность и иллюзорность социального влияния проектного искусства. При столкновении с реальной силой все политические иллюзии искусства развеялись как дым. Реальная политическая борьба (абсолютно необходимая, но прямо никак не связанная с искусством) требует действий, самопожертвования, эффективности. Проектное искусство может предложить лишь беспомощные разговоры и заверения в своей ангажированности. Более того, представляется, что нарративность проектного искусства, доходящая в ряде случаев до болтливости, просто неуместна в нынешней ситуации. Такое искусство не нужно политической оппозиции. Политическая оппозиция действительно нуждается в искусстве, но не в искусстве оформления демонстраций, а в искусстве, бескомпромиссно отстаивающем собственную автономию. Отстаивание собственной автономии — это политическое оправдание права оппозиции на существование.

Арт-активизм (наиболее последовательная форма проектного искусства) в новой политической ситуации все чаще и чаще встает перед дилеммой: или окончательно стать симулятивным, почти что театральным представлением, или действительно брать на себя ответственность за политические последствия, а значит, превращаться в реальное политическое действие с совсем другими принципами определения эффективности. Но главное, проблема даже не в этой убийственной дилемме, главная проблема — содержательная. Практика проектного искусства примиряет общество с любым прямым политическим действием, ослабляя и его воздействие, и эстетическое воздействие самого искусства. Ведь возникшая путаница между террористическим актом и художественным проектом — это фатальное стирание граней — подрывает присущую им (каждому в своей области) эффективность. Если вмешательство искусства в жизнь общества нейтрализует его эстетическое воздействие, то ложная идентификация политического жеста в качестве художественного примиряет общество с ним. «Овеществленное сознание осуждает вмешательство произведений искусства в жизнь общества, так как оно вторично овеществляет уже овеществленное, материально-конкретизированное произведение искусства; его объективация, направленная против общества, становится для сознания общественной нейтрализацией произведения» (Т.Адорно).

Но какой же должна быть реакция искусства на сентябрьские события? Если это не интенсификация проектной деятельности, то что же является адекватным ответом?

Ответ может быть только один — молчание. Молчание искусства — это создание таких произведений, которые ничего не «говорят» сами, которые «равны» сами себе, которые в конечном счете не дают никакого повода для досужих разговоров. Это молчание против масс-медиа.

Именно в проектном искусстве нарративность была доведена до бессмысленной трескотни и безответственного политического фразерства. Поэтому стало возможно скандальное и нелепое по сути высказывание К.Штокхаузена.

Социальное место искусства

Все девяностые годы деятели искусства носились с идеей четкого определения социальной функции искусства. Были высказаны самые разнообразные версии: от довольно архаичных и банальных, типа того, что произведение изобразительного искусства — это прежде всего эксклюзивный предмет для богатого интерьера, до более продвинутых: современное искусство — это лаборатория новых способов общественной коммуникации. Для России подобная аналитическая активность была формой оправдания существования искусства в ситуации его фатальной ненужности и невостребованности. Конец холодной войны мгновенно сделал излишними усилия сотен «бойцов идеологического фронта» — и академиков-соцреалистов, и их противников — художников андеграунда.

Именно в это время в Москве возникло искусство, оправдывающее само себя: московский акционизм — наиболее радикальная версия «проектного» арт-активизма. Акционизм стремился быть перманентным событием в искусстве, а не сохраненным в музее воспоминанием о нем. Утопия безостановочного действия стояла в основании московского акционизма. Однако, так же как и в других случаях, относительно быстро выяснилось, что перманентность действия — категория политическая и обеспечивается почти исключительно средствами реального политического давления. Конечно, художники-акционисты не могли серьезно конкурировать с реальными политическими организациями. После неоднократных и довольно болезненных столкновений с репрессивными органами государства и частными общественными организациями искусство было вынуждено признать, что есть пределы его деятельности. Осознание собственных социальныхпределов неизбежно превращается в поиск пределов эстетических.

Так родился определенный социальный скептицизм, пришедший на смену безудержному энтузиазму 90-х годов. Поиски социальной функции искусства торпедируются едким высказыванием Адорно: «После того как искусство осознали как социальный факт, социологическое определение места ощущает себя как бы выше искусства и распоряжается им». Суть этой мысли в том, что само осознание искусства как социального факта происходит вне (а иногда и прямо вопреки) указания ему того или иного социального места. Социальным искусство становится в тот момент, когда осуществляется вне каких-либо прогнозируемых или предполагаемых функций. Социальное действие — и это его главное свойство — всегда вне рефлексии. Там, где мы встречаемся с рефлексией, мы понимаем, что рефлексируем уже ставшее — не действие, а факт.

Потуги искусства стать в политическом смысле общественно важным, его стремление к непосредственному политическому влиянию на общество в большинстве случаев носят жалкий или комичный характер. Здесь искусство мешает само себе. Нельзя быть одновременно художественным и политически эффективным.

Политическое измерение искусства — его материальность

Вместе с тем было бы неправильным вообще отрицать политическое значение искусства. Лживая утопия «искусства для искусства» не может вновь стать действительным ориентиром для современной художественной работы. Изобразительное искусство несомненно обладает политическим измерением — собственной вещественностью, предметностью, материальностью. Ведь что такое политика, как не «способность передвигать предметы в пространстве»? («Стол не передвинется, если его не передвинуть!» Мао Цзедун).

Стоит, наконец, вспомнить, что из всех видов искусств именно изобразительное искусство непосредственным образом связано со своим носителем — уникальной, авторской вещью. На протяжении всего XX века это свойство изобразительного искусства понималось как неизбывный грех, неполноценность, превращающие искусство в эксклюзивный предмет потребления. Важный аспект развития искусства XX века состоял в преодолении вещности произведения изобразительного искусства. Каждое новое направление демонстрировало свой метод этого преодоления. Тиражность и содержательная доступность (поп-арт), эфемерность и нематериальность (концептуализм), процессуальность и перформативность (акционизм), невидимость и неразличимость (нонспектакулярное искусство) — вот некоторые из самых радикальных попыток отрицания вещности искусства. Это был бунт искусства против произведения искусства.

Но, отказываясь от собственной вещности, не теряет ли изобразительное искусство одно из самых главных своих свойств, которое может быть конкретным политическим инструментом? Не стоит ли дать бой капитализму на его территории — территории частного владения, символом которого является произведение изобразительного искусства? Вне всякого сомнения: в уникальности любого носителя визуального образа содержится громадный критический потенциал. Разве толпящиеся перед картиной люди не являются непосредственной живой метафорой ограниченного доступа к жизненно важным мировым ресурсам?

Итак: политическое измерение искусства возникает в тот момент, когда искусство понимается конкретно. Понимание конкретности — это прежде всего осознание материальности, вещности изобразительного искусства, это постоянное утверждение возможности искусства в прагматизированном и циничном современном мире, это бескомпромиссный уход от любых оправданий его существования. Но одновременно это и понимание реальных пределов политического влияния искусства, которое надо знать, но не надо преувеличивать.

Проблематика материальности искусства, конечно, не отменяет его изобразительный характер. Наоборот, визуальный образ входит в понятие уникального предмета как его конститутивная часть. Он не дает предмету утонуть в пучине эмпирического мира, не дает стать «слепой» вещью на краях нашего сознания.

И здесь возникает фундаментальный вопрос: каковы же возможные параметры этого нового визуального объекта? Возникая из конкретики политического, он с необходимостью должен приобретать эстетические параметры. Ведь именно его эстетика выделяет его из мира повседневных предметов, обособляя в автономное пространство художественного производства.

Представляется, что наиболее последовательным и естественным в цепи этих размышлений стало бы утверждение новой возможности беспредметной визуальности. Визуальность абстрактного образа неразрывно связана с его материальностью в реальном мире. Абстрактный образ всегда «равен себе».

Исторический абстракционизм и его нейтрализация

Здесь нет, конечно, какого-то экстраординарного открытия. Генезис абстрактного искусства важной своей частью имел политический аспект и в осмыслении художественных задач, например американского абстрактного экспрессионизма; стремление к конкретности картины (понимаемое как достижение ее максимальной плоскостности) было определяющим.

Сейчас кажется странным, что какая-то абстрактная композиция могла нести в себе тот или иной политический смысл. Купленное за большие деньги, украшая собой офисы главных банков мира, это искусство очевидно не представляет собой никакой опасности, оно даже не вызывает особых вопросов, воспринимается часто как вполне привычный фон повседневности. Абстрактная композиция уже давно не производит шокового эффекта и почти никем не воспринимается как веское и значимое политическое высказывание. По-видимому, мы имеем здесь дело с последствиями планомерной и долговременной политической и эстетической нейтрализации. Однако не будет большим преувеличением утверждать, что капиталистический мир, весь построенный на перманентной борьбе сил, платит именно тогда, когда ощущает потенциальную опасность и угрозу. В механизме политической нейтрализации искусства деньги, без сомнения, играли и играют ведущую роль. Возможно, абстрактное искусство украшает офисы банков и корпораций не потому, что оно изначально нейтрально, а потому, что оно там постоянно нейтрализуется.

Основной эффект этой нейтрализации — полное избавление абстрактного искусства от шокового воздействия на зрителя. Шок при столкновении с беспредметной картиной ушел в глубокое прошлое. Но исчерпывается ли политичность абстрактного образа этим шоковым воздействием? Не являлся ли этот шок как раз одним из каналов компромиссной коммуникации с обществом?

(Также, вне всякого сомнения, шоковое воздействие в многократной степени возбудило в самих деятелях искусства ложное осознание своей общественной значимости. Нынешние попытки длить этотшок от артефактов Дэмиана Херста до скандального высказывания Штокхаузена имеют отношение скорее к индустрии развлечений и досуга, чем к фундаментальным проблемам современногоизобразительного искусства.)

В самом механизме нейтрализации заключена его гибель. Именно нейтрализованное искусство обретает свою вещность, материальность. Оно берет в качестве своего основного политического оружия молчание.

Актуальный момент

Так же как возникновение новой фигурации в середине 8о-х не было связано с традиционным реалистическим искусством, а опиралось на фигуративные образы, опосредованные масс-медиа, новая абстракция мало имеет общего с историческим абстракционизмом (русским супрематизмом, абстрактным экспрессионизмом и проч.). Возврат к абстракционизму, конечно, опосредован прежде всего проектным искусством и является его предельной формой. Здесь идет речь о проекте «Искусство», а не об очередном арт-проекте.

Следующие аналитические обобщения произведены на основе реального художественного процесса в Москве. Вдруг, не сговариваясь, несколько подчас не знакомых друг с другом художников показали новую беспредметную образность. Мы наблюдаем возникновение новой художественной тенденции, входящей в серьезные противоречия с традиционным художественным контекстом Москвы. И хотя Россия считается родоначальницей абстрактного искусства, связь этого искусства с коммунистической утопией для нескольких поколений художественного андеграунда 70-80-х годов была скорее отрицательной аттестацией. Московская концептуальная школа свои политические ценности находила в идеологии диссидентского движения (права человека, представительная демократия, либеральная экономика и проч.), и эта ориентация не позволяла непредвзято осваивать эстетический опыт начала века. Кардинальные политические изменения последнего десятилетия XX века в России заново (но по-другому) актуализируют эстетические ценности левого искусства предреволюционного и революционного периодов. Одновременно с этой актуализацией происходит и процесс нового переосмысления значения беспредметного образа.

Этот образ в настоящий момент не может обретать собственную легитимность исключительно в субъективной воле художника. Оторванный от всяческих оправданий субъективный жест, к сожалению, сейчас невозможен. Современный художник порабощен обстоятельствами, теоретическими конструкциями, различными экономическими зависимостями — территория автономности искусства за последние двадцать лет сократилась значительно. Из нынешнего положения абстрактный образ, оторванный от какой-либо основы, невозможен. Однако еще возможно добиться эффектаабстрактного искусства. Его можно сымитировать — если воспользоваться термином Гринберга из статьи «Авангард и китч». Другими словами, миметическая или концептуальная основа при создании современного абстрактного образа сохраняет свое значение точки отталкивания, но уже не играет главенствующей роли. Одновременно здесь неуместна и симуляционистская парадигма. Симулятивный образ показывает свою симуляционную сущность; в современной абстракции эта сущность равно не важна, как и ее миметическое или концептуальное основание. Новый метод в процессе создания артефакта делает несущественным наличие этих оснований.

Второй важной составляющей современной абстракции является ее поп-артистское качество. В этом искусстве не должно быть «запаха человеческого». Все представленное сделано как бы не человеческими руками. Являясь, как и любая революция, возвратным движением, новая образность заимствует свои одежды из прошлого. В истории искусства можно вспомнить совершенно зеркальный, противоположный пример — картины Джаспера Джонса — поп-образы, сделанные в абстрактном стиле. Одно из самых фундаментальных оправданий искусства — это его ремесленная состоятельность. Борьба против ремесла достигается не созданием откровенно неряшливых, грубых работ; наоборот, необходимо обратиться к машинному производству, чтобы ощущение от художественной работы никак не ассоциировалось с человеческим участием.

Другое отличие современных абстрактных артефактов — это их несколько ослабленная артикуляция. Современная абстракция часто повторяет саму себя, двоится, троится, избегая однозначности и визуальной определенности. Это абстракция, которая не обладает четкими формами. Здесь не идет речь о ярком субъективном жесте художника (Д.Поллок, В.Де Кунинг), или о строгой, продуманной пластической форме (Б.Ньюман, М.Ротко), или об иконографичном концептуальном знаке (от Малевича до П.Хейли); скорее этот вид абстрактного искусства имеет отношение к размытым изображениям Герхарда Рихтера. Только в данном случае размыто не фигуративное изображение, размыта возможность самой четкости. Новая абстрактная образность неуверенно повторяет саму себя в десятках вариаций или представляет собой неотчетливую живописную поверхность, не имеющую строгих границ и очертаний. Все, что имеет отношение к законченности, отчетливости, ясности, отбрасывается как проявление субъективности и индивидуальности.

Анатолий Осмоловский

«Искусство без оправданий»

Периоды творчества

1985 – 1989 (литература)

1989 – 1992 (движение Э.Т.И.)

1992 – 1994 (НЕЦЕЗИУДИК)

1995 – 1997 (Индивидуальность творчества)

1997 – 2000 (Против всех)

2000 – 2002 (Нонспектакулярное искусство)

2002 – 2012 (Автономия искусства)

2013 – ... (Новые работы)

Актуальное


29/10/2015
29.10.2015 - Открытие выставки Анатолия Осмоловского "Авангардистская канцелярия"
Новый проект Анатолия Осмоловского обращается к метафоре канцелярской принадлежности и с долей иронии сводит на нет ее практическое применение. Представленные на выставке объекты в своей детальной проработке относят к предметам бумажного обихода, чей облик не сменялся на протяжении десятилетий и прочно врезался в память постсоветского человека. Точность в исполнении при ближайшем рассмотрении оборачивается подвохом и придает узнаваемым образам характер абсурда.

с 30 октября по 6 декабря 2015 г.
Pop/off/art gallery
ЦСИ Винзавод, 4-й Сыромятнический пер., д. 1, стр. 6, Москва

Подробнее…




26/05/2015
CURRENT, Exhibition (ATHENS, 26 May - 26 July 2015)

TERRAPOLIS

Exhibition duration | 26 May – 26 July 2015

in collaboration with the Whitechapel Gallery

Curator | Iwona Blazwick, Director, Whitechapel Gallery

FRENCH SCHOOL AT ATHENS, DIDOTOU 6

Opening Hours
Monday Closed
Tuesday - Saturday 10:00 - 21:00
Sunday 12:00 - 18:00

NEON and the Whitechapel Gallery are proud to present TERRAPOLIS, the second major collaboration in Athens between the two organizations following the presentation of ‘A Thousand Doors’ at the The Gennadius Library of the American School of Classical Studies at Athens (4 May – 30 June 2014). NEON works to widen access to contemporary art and is committed to contributing to the vital cultural activity in Athens.


Подробнее…




04/05/2015
Лекция по истории российского акционизма в ICA (London)

Russian artist, writer and theorist Anatoly Osmolovsky delivers a lecture examining the history of Russian Actionism and its value system.

Osmolovsky began his career as a writer in the (then) Soviet Union and has been engaged in radical publishing and collective art-making throughout his career.

Далее...



27/03/2015
Анатолий Осмоловский в Проекте "СОВРЕМЕННИКИ"

МОСКОВСКИЙ МУЗЕЙ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА ПРОЕКТ СОВРЕМЕННИКИ

Проект «Современники» — уникальная живая энциклопедия современных русских художников, герои которой представляют себя сами — в интервью-анкетах, с видеозаписями и расшифровками которых можно познакомиться на этом сайте. Анкеты состоят из намеренно простых, базовых вопросов, таких, которые именно в силу своей простоты не всегда задаются в обычных журналистских интервью — но ответы на них далеко не очевидны и часто неожиданны. Ведь даже то, к какому направлению тот или иной художник причисляет себя сам, в какой контекст в мировом искусстве он себя помещает, кого он считает своими учителями и единомышленниками, часто идет в разрез с общепринятыми классификациями.


Подробнее…


27/02/2015
Сева Новгородцев – программа БибиСева c участием Анатолия Осмоловского 27.02.2015

Сегодняшний гость БибиСевы - один из самых известных российских художников, лауреат "Премии Кандинского" и идеолог Московского акционизма Анатолий Осмоловский. Вечером он выступит с лекцией в Институте современного искусства (ICA) в Лондоне, а в 16:00 по Гринвичу не пропустите его интервью на БибиСеве!


Подробнее…


12/02/2015
Artist’s Talk: Anatoly Osmolovsky

 Artist’s Talk: Anatoly Osmolovsky

27 Feb 2015 6:30 pm | Nash & Brandon Rooms | £8.00 to £10.00

Book Tickets

Russian artist, writer and theorist Anatoly Osmolovsky delivers a lecture examining the history of Russian Actionism and its value system. Osmolovsky began his career as a writer in the (then) Soviet Union and has been engaged in radical publishing and collective art-making throughout his career. The artist was involved with the Radek Community of the 1990s and early 2000s, collectivising Moscow Actionist-inspired artists who made a number of key public protest performances. Osmolovsky lead the younger artists in actions like Barricades (1998) and Against Everyone (1999), for which the group stormed the Lenin mausoleum, unfurling a banner with the titular words printed in large letters. Osmolovsky has since founded the independent art school Institute BAZA (2012).


Подробнее…


08/02/2015
06.02 - 19.04.2015 «ГРАММАТИКА СВОБОДЫ / ПЯТЬ УРОКОВ. РАБОТЫ ИЗ КОЛЛЕКЦИИ ARTEAST 2000+» в МСИ «Гараж»

  ВЫСТАВКА «ГРАММАТИКА СВОБОДЫ / ПЯТЬ УРОКОВ. РАБОТЫ ИЗ КОЛЛЕКЦИИ ARTEAS 2000+»
6 февраля – 19 апреля 2015
Кураторы: Зденка Бадовинац, Снежана Кръстева и Бояна Пишкур
6 февраля вход на выставку свободный.

Выставка организована в сотрудничестве с Музеем современного искусства в Любляне



Подробнее…


02/02/2015
Анатолий Осмоловский: «К искусству я отношусь как к революционной машине»

Художник Анатолий Осмоловский в своих «Избранных текстах» анализирует московский акционизм, одним из основателей и активным участником которого он был. По этим статьям можно четко проследить формирование и развитие тех идей и вопросов, разрешение которых составляло для него серьезную проблему. T&P публикует вошедшую в каталог беседу Осмоловского с критиком Марией Чехонадских о диалектике и автономии искусства. Полная версия текста, опубликованного в каталоге фонда V-A-C, выйдет также в «Художественном журнале» №93.
Подробнее....



28/12/2014
Анатолий Осмоловский: «Они к смерти движутся — и нас всех за собой тащат»

 В галерее «Триумф» открылась выставка Анатолия Осмоловского, одного из самых известных российских художников. Он обсудил с порталом «Воздух. Афиша.ру», есть ли у отечественного искусства шанс — и куда вообще все катится


Подробнее…


25/12/2014
25.12. 2014 г. в библиотеке Ф.М.Достоевского презентация книги «Павел Альтхамер и Анатолий Осмоловский: cхождение параллелей»

Начало в 20:00
Библиотека Ф.М. Достоевского представляет новую книгу «Павел Альтхамер и Анатолий Осмоловский: cхождение параллелей / Избранные тексты Анатолия Осмоловского», состоящую из двух частей и опубликованную итальянским издательством Marsilio Editori совместно с V-A-C Foundation.


Подробнее…


22/12/2014
Анатолий Осмоловский, «Рас-членение» 25.12.2014 – 11.01.2015, Галерея «Триумф»

Анатолий Осмоловский. Это вы сделали? Нет, это вы сделали! Бакунин. Бронза, литье. 2012 Галерея «Триумф» представляет новый проект Анатолия Осмоловского, известного московского акциониста, куратора, основателя образовательного проекта для художников и искусствоведов «База».
 
Проект «Рас-членение» состоит из двух частей: серии девяти скульптурных бюстов «Головы мертвых революционеров» и новой бронзовой композиции «Украинка».


Подробнее…


08/12/2014
Интервью Анатолия Осмоловского для нового проекта syg.ma

«В современной России невозможно заниматься акционизмом»: Анатолий Осмоловский о живописи, независимой критике и панк-роке

«Нужно создать интеллектуальный, академический дискурс, которого в России нет или почти нет. Без него художественное производство здесь так и останется на стадии поп-арта или того, над чем работают Дубосарский и Виноградов»

«Искусство не может быть связано с тюрьмой, не потому что «слабо», а потому что когда человек попадает в тюрьму, невозможно по поводу его действий высказывать эстетические суждения»

Читать интервью полностью



03/12/2014
Отобрать и поделить. Как московских художников лишают мастерских

Как московских художников лишают мастерских, и почему это не только плохо, но и очень хорошо Московский союз художников взывает к мэру Москвы Сергею Собянину. У художников отбирают мастерские.


Отобрать и поделить. Как московских художников лишают мастерских
Подробнее…


18/11/2014
26.11.2014-23.02.2015 Выставка POST POP: EAST MEETS WEST (Saatchi Gallery, London)

26.11.2014-23.02.2015 Выставка POST POP: EAST MEETS WEST (Saatchi Gallery, London)Масштабная выставка работ поп-арта из Америки, Китая, Великобритании и России в Saatchi Gallery - 300 работ 112 художников

Wed 26 November 2014 - Mon 23 February 2015 Saatchi Gallery, Duke of York's HQ, London SW3 4RY

www.saatchigallery.com  

Почему именно поп-арт из всех течений в искусстве XX века оказывает такое длительное и сильное влияние на художников по всему миру? США и Великобритания, Китай и постсоветское пространство — поп-арт жив до сих пор везде. Организаторы этой уникальной по масштабам выставки решили попытаться понять, в чем тайна его власти.


Подробнее…


20/09/2014
9 сентября – 30 ноября 2014 выставка работ из коллекции Фонда V-A-C в Whitechapel Gallery (Великобритания)
 

Коллекция Фонда V-A-C
Выбор работ: Майк Нельсон

9 сентября – 30 ноября 2014, галерея Whitechapel Gallery
Время работы: вторник - воскресенье 11:00 - 18:00, четверг 11:00 - 21:00

Whitechapel Gallery, галерея 7
77-82 Whitechapel Hight Street, Лондон

Whitechapel Gallery открывает первую в Великобритании выставку работ из коллекции Фонда V-A-C, которые отобрал для показа британский художник Майк Нельсон.


Подробнее…


17/07/2014
Институт БАЗА: новый учебный год

Институт БАЗА - прием абитуриентовС 1 августа по 25 сентября в Институте «База» открыт прием заявок на следующий учебный год. Всем желающим поступить необходимо заполнить анкету в электронном виде и прислать на bazaeducation@gmail.com. По этому же адресу можно получить дополнительную информацию или задать вопросы, касающиеся процедуры поступления и образовательных программ.

В октябре 2014 года Институт открывает новую экспериментальную образовательную программу «БАЗАльт» для молодежи (16+), в рамках которой запланированы циклы лекций по истории российского и зарубежного искусства, а также практические занятия. В связи переизбытком различных творческих инициатив, основной акцент делается на определении четких границ и отличий искусства от дизайна. Программа рассчитана на год обучения. Занятия проходят три раза в неделю по будним дням с 17.00 до 19.00.

Общую информацию о поступлении можно найти здесь



17/05/2014
22 мая 2014 г. В рамках программы "Рига-2014" открывается выставка "В поисках горизонта"

 22 мая 2014 г. В рамках программы "Рига-2014" открывается выставка "В поисках горизонта"

22 мая в 17 часов в рамках программы культурной столицы Европы в рижской церкви Св. Иоанна и в 18 часов в Латвийском музее истории железной дороги открывается международная выставка современного искусства "В поисках горизонта". В выставке участвуют 39 художников из таких стран, как Латвия, США, Россия, Австрия, Нидерланды, Индия и Германия. Выставку дополняет семинар, посвященный личному опыту художников и теоретиков искусства. Семинар пройдет в Латвийском музее истории железной дороги 24 мая с 11:00 до 17:00.



Подробнее…


03/04/2014
Анатолий Осмоловский: «Искусство начинается с достоинства и самостоятельности художника»

В Музее Москвы проходит выставка «Живопись расширения» под кураторством Евгении Кикодзе (Музей Москвы) и Анатолия Осмоловского (Институт «База»). «Что такое современная живопись и где ее место в актуальных практиках искусства?» — этот вопрос все отчетливее звучит на местной сцене, и эта выставка — не исключение. Работы одиннадцати авторов — как известных современных художников, так и совсем молодых — объединены общим свойством: это живопись, которая так или иначе «расползлась» в другие контексты или жанры. О том, почему живопись обладает наибольшим потенциалом автономии и зачем эта автономия художнику нужна, Анатолий Осмоловский рассказал Ольге Данилкиной.


Подробнее…


28/12/2013
Открытое письмо Анатолия Осмоловского Марии Алехиной и Надежде Толоконниковой.

Открытое письмо Анатолия Осмоловского Марии Алехиной и Надежде Толоконниковой.Из «грязи» в князи (мира сего)

Гигантским разочарованием для меня стала пресс-конференция Pussy Riot на «Дожде». Было почти физически больно это наблюдать.

Действительно, российская пенитенциарная система обладает поистине колоссальными возможностями для «перевоспитания». Пресс-конференция показала это в такой отчетливой форме, что Путин может быть доволен. Доволен до такой степени, что, собственно, зачем ее менять-то? По крайней мере, по отношению к современным художникам она работает превосходно.


Подробнее…


15/12/2013
Перформанс студентов «Базы» по случаю публикации книги Марии Судаевой «Лозунги»

Перформанс студентов «Базы» по случаю публикации книги Марии Судаевой «Лозунги»15 декабря 2013 г.  в 16.00 на площади Краснопресненская Застава состоялся перформанс студентов Института «БАЗА» по случаю публикации книги Марии Судаевой «ЛОЗУНГИ». Текст книги поделен на три части – «Программа минимум», «Программа максимум» и «Инструкции для боевых подруг», каждая из которых состоит из пронумерованных лозунгов и рекомендаций, организованных по особому стилистическому и фонетическому принципу. Все фразы выписаны заглавными буквами, и завершаются восклицательными знаками, создавая бесконечный мысленный поток пограничного состояния смутного времени. 


Подробнее…


18/11/2013
Анатолий Осмоловский, Марат Гельман, Андрей Архангельский и Петр Павленский в передаче "Культурный шок" на Эхо Москвы

 "Мне нужно было сначала себя прибить, а потом уже убрать одежду, чтобы осталось тело, прибитое к брусчатке. И вокруг ничего. Оно там возникло – и всё..."

 

Петр Павленский обнаженным присел на брусчатку Красной площади и приковал, прибил гвоздем свои гениталии к брусчатке Красной площади. Это всё было зафиксировано на многих фотографических аппаратах. Саму эту акцию в виде фотографий и видео вы можете видеть на всех сайтах, думаю, мира, а не только России. После этого Петр Павленский был препровожден в отделение милиции, накрытый простыней или покрывалом. После этого отправились в суд. После этого дело не завели и отпустили. Но 15 числа прокуратура сказала свое слово, и уголовное дело по статье «хулиганство» все-таки было заведено.

В контексте этого события Анатолий Осмоловский, Марат Гельман, Андрей Архангельский и Петр Павленский в передаче "Культурный шок" на Эхо Москвы провели дискуссию на тему "Современное искусство как политическая акция"


Подробнее…


12/11/2013
14 ноября 2013 г. в 20-00 лекция Анатолия Осмоловского в Solyanka VPA

/news/logo/solyanka200.jpg«Эстетические проблемы традиции акционизма в современном искусстве. Искусство или политика?»

 Осмоловский — фигура последовательного воплощения собственной эстетической стратегии. Его лекция — об эстетических проблемах традиции акционизма в современном искусстве

лекция состоится 14 ноября 2013 г. в 20-00
место проведения - Solyanka VPA (video/performance/animation)
ул. Солянка, 1 (вход с ул. Забелина), Москва

Вход свободный


Подробнее…


31/10/2013
7 – 17 ноября 2013 г., «НАШЕ ДЕЛО» - Первый выставочный проект Института «База»

Кураторы: Анатолий Осмоловский, Константин Бохоров
Организаторы: Светлана Баскова, Анна Ильченко
Место проведения: ЦТИ «Фабрика», Зал Артхаус
Даты проведения: 7 – 17 ноября 2013 года
Адрес: м. Бауманская, Переведеновский переулок, 18
Открытие состоится 7 ноября в 19.00

Участники: Ильмира Болотян, Майма Пушкарева, Ангелина Меренкова, Наталья Кучумова, Лета Добровольская, Александр Колесников, Иван Новиков, Ирина Петракова, Соня Румянцева, Николай Сапрыкин, Никита Спиридонов.


Подробнее…


05/10/2013
05.10 - 30.11.2013 «Изысканный труп и двенадцать самоубийц», Галерея Томаса Брамбиллы (Бергамо, Италия)

Анатолий Осмоловский 05/10/2013 - 30/11/2013 выставка Анатолия Осмоловского «Cadavre Exquis - Двенадцать Самоубийств» (галерея Томаса Брамбиллы, Бергамо, ИталияВремя проведения выставки: 05/10/2013 - 30/11/2013
Открытие: Суббота, 5 Октября 2013 h.18.30.
Часы работы: Вторник - Суббота с 14:00 до 19:00.

Томас Брамбилла
Via Casalino 25
24121, Бергамо, Италия
Тел: +39 035 247418
www.thomasbrambilla.com
info@thomasbrambilla.com

Галерея Thomas Брамбилла с гордостью представляет «Изысканный труп и двенадцать самоубийц» (Cadavre Exquis and Dodici Suicidi) - персональная выставка Анатолия Осмоловского.

Название выставки, относится именно центральной работе и цитирует знаменитую практику сюрреализма - Cadavre Exquis - процесс создания коллективных текстов или изображений, в котором каждый участник пишет или рисует без знания того, каков вклад других.


Подробнее…


07/09/2013
«Против всех» на выставке RE-ALIGNED ART (Tromsø, Норвегия с 13.09.2013 по 11.2013) )

Против всех на выставке RE-ALIGNED ART С 13 сентября по ноябрь 2013 в Tromsø (Норвегия) пройдет выставка RE-ALIGNED ART. На выставке будет представлен проект Анатолия Осмоловского «Против всех»


Подробнее…


23/07/2013
Лекция Анатолия Осмоловского о 55-й Венецианской биеннале

В конце июня в институте БАЗА состоялась лекция Анатолия Осмоловского для студентов о 55-й Венецианской биеннале, основанная на собственных впечатлениях от посещения. Здесь мы публикуем аудио-запись часть 1 и часть 2 этой лекции и фотографии выставки.


Подробнее…


25/06/2013
Венецианский пакт: Альтхамер и Осмоловский в Casa dei Tre Oci

Венецианский пакт: Альтхамер и Осмоловский в Casa dei Tre OciВ параллельной программе Венецианской биеннале открылась совместная выставка восточноевропейских художников Павла Альтхамера и Анатолия Осмоловского. Выставку «Схождение параллелей» (Parallel Convergences) курировал Николас Каллинен из Нью-Йоркского Метрополитен музея. Он — автор нескольких статей в каталогах двух недавних выставок российских художников: «Шоссе энтузиастов», прошедшей здесь же в прошлом году, и персональной выставки Арсения Жиляева «Музей пролетарской культуры». Каллинен — в прошлом сотрудник британского музея Тэйт, где он активно содействовал интересу музея к покупке работ российских и восточноевропейских авторов (в 2012 году в музее был создан комитет по закупкам в Восточной Европе и России с бюджетом около 400 тысяч долларов в год).


Подробнее…


06/06/2013
«Павел Альтхамер и Анатолий Осмоловский: Схождение параллелей»

Венецианский пакт: Альтхамер и Осмоловский в Casa dei Tre OciДвое важнейших художников 90-х из стран бывшего соцблока, к которым сейчас существует особенный интерес на Западе. Поляк Павел Альтхамер и бывший радикальный московский акционист Анатолий Осмоловский сойдутся в экспозиции, которую делает в Венеции фонд «Виктория». Идея в том, чтобы проследить связи между авторами, действовавшими после крушения социалистического режима. 


Подробнее…


01/06/2013
«Схождение параллелей» Альтхамера и Осмоловского

Фонд V-A-C представляет выставку двух художников в Италии.

Фонд V-A-C, некоммерческая московская институция, которая занимается популяризацией и развитием русского современного искусства, летом представит итальянской публике выставку «Павел Альтхамер и Анатолий Осмоловский: Схождение параллелей». Этот проект впервые сводит вместе работы двух художников, поляка и россиянина, происходящих из того поколения, которое стало свидетелем резкой смены социальной и политической парадигмы в России и странах Варшавского договора. Это привносит в их работы множество интересных параллелей. Экспозиция ставит Альтхамера и Осмоловского в позицию постоянного диалога, который разворачивается в поле различий и сходств между их работами. Произведения обоих художников часто касаются идеи телесности и модусов восприятия.



Подробнее…


28/05/2013
Болевые точки

художник Анатолий ОсмоловскийВ преддверии 55 Венецианской биеннале художник Анатолий Осмоловский рассказал газете Cине Фантом о будущем движении новых импрессионистов, о необходимости быть «чистым регистрирующим аппаратом» и, конечно же, о своих новых работах.
Читать полностью


English Русский