Новости

Интересные интересы Кати Деготь

Интересные интересы Кати ДеготьОтвет на статью Екатерны Деготь «Письмо из Софии: кулак за дверью», опубликованную на Openspace.ru

В последнее время Катя Деготь стала усиленно осваивать т.н. "левую критическую теорию". Освоение это произошло так стремительно, что в непросвещенных кругах, типа архитектурного критика Ревзина, мгновенно завоевала себе репутацию левого критика. Карьера "головокружительная": пару раз пройтись на вернисаже в красной юбке и задать несколько "острых" вопросов молодым художникам и вот ты адепт критической теории. Нет, еще была Екатеринбургская биеннале с каким-то смешным названием что-то типа "Мобильники ударных образов".

Трескотни по поводу левой теории с избытком. Только стиль выдает. От языка не скроешься и следы не заметешь.

Вот Деготь приезжает в Болгарию к Мавромати. Мавромати сидит на электрическом стуле. Акция, конечно, сомнительная. В ней как всегда у Мавромати трагизм смешан с комизмом в вызывающих пропорциях. И что же пишет Деготь? Она усердно ищет "интересы". Каким кампаниям дает интервью Мавроматти, как одеты корреспонденты, зачем им это нужно. Отмечает комичные жалобы Мавромати на то, что его в России "на выставки не брали". И завершает все "философской" сентенцией о художниках 90-х, которые "желали урвать кусок в виде славы на телевидении". Интересно в этой логике каким словом могла бы сама Деготь охарактеризовать свою деятельность как тогда в 90-е так и сейчас? Ибо если анализировать искусство на таком, в высшей степени презрительном уровне, то презрения заслуживает и сам аналитик. Более того, именно это презрительное отношение формирует и под стать себе искусство. Что мы и наблюдаем в подавляющем большинстве случаев. Акция Мавромати, по факту внимания подобных критиков, попадает в их число.

Вот Деготь цитирует глупые полуистеричные выкрики Мавроматти, видимо для того чтобы показать меру его мизантропии, которая явно по ее мнению не заслуживает сострадания.

Ну а сама то она разве не так же относится к Мавромати, не с той же мизантропией? Разница только в одном: на одной стороне загнанный самим собой в угол амбициозный, страдающий от невнимания художник, реально фантазирующий что рискует своей жизнью, а с другой благополучный критик-сноб работающий в "буржуазном" издании и приехавший попить болгарского вина и поболтать с подружкой Бубновой. Сравнение, честно говоря, не в пользу "левой критической теории".

Выявление "интересов" видимо фирменный стиль этой новой "левой" теории. Так сказать русская модель.

Позвольте усомниться.

Во-первых вычитывание из любой деятельности денежного или медийного интереса (что одно и тоже) это главное свойство популярной российской политологии откровенной право-либеральной ориентации. Мы эту жвачку жуем уже двадцать лет кряду. Действительно, если у тебя лично нет никаких ценностей кроме денежных, то логично везде и во всем видеть проявление именно этих ценностей. К левой критической теории такой "анализ" не имеет ровным счетом никакого отношения.

Во-вторых весь так сказать "потребительско-туристический" антураж, что создала в репортаже Деготь разоблачает именно ее, а не довольно аскетичного в стратегии потребления Мавроматти. Если у критика описывающего искусство (какое оно ни было бы) хватает печатного места для "интриги" с вином да еще с многозначительным умолчанием о его цене, то здесь мы имеем дело скорее с каким-то маньяком потребления красивой (но дешевой) жизни, а не с представителем "левой критической теории". Последние три слова даже тяжело писать в таком контексте. "Теория" слово громкое. Эту левую теорию делать на страницах популярного издания типа Опенспейс коммерчески не выгодно. Просто читать никто не будет. Остается правая журналистика с желтым оттенком.

Левая теория не выявляет личные интересы. По совершенно понятной для настоящего левого аналитика причине: интересы есть у всех (уверяю читателей есть и у Кати Деготь) и они могут быть абсолютно любые (вплоть до самых низменных), главное - какое выражение, какой объективный смысл они имеют в широком социально-политическом и историческом контекстах. 

В 90-е годы я очень плотно общался с немецкими левыми. Самой так сказать "высшей пробы". Кате Деготь ничего не скажут названия "Spex" и "die Beute" журналисты этих изданий, с некоторыми я дружу и по ныне, подробно мне рассказывали принципы левой журналистики. Вряд ли эти принципы сенсационно новы, но озвучить их имеет смысл. А так же сравнить с ними текст Деготь о Мавроматти.

  1. Точность.
    Необходимо точно указать все формальные стороны излагаемого дела. Считается, что точность свойство любой журналистики. Это в теории. На практике стремится быть точной именно левая журналистика. Так как если она не будет точна журналиста просто по судам затаскают, а прикрытия в виде газеты или журнала с широким карманом нет. Из репортажа Деготь совсем не ясно дело Мавроматти. Ключевой вопрос: была подписка о невыезде или не была? Если была, то с юридической точки зрения вся ситуация не будет такой фэйковой как она представлена в репортаже.

  2. Контекст.
    Необходимо ввести читателя в исторический контекст проблемы. Для искусства это значит обрисовать хотя бы вкратце биографию автора. Деготь подробно описывает московский перформанс Мавромати. Но Мавроматти прожил десять лет в Нью-Йорке делал там перформансы и снимал фильмы. Без знания этого контекста акция с электрическим стулом просто зависает в воздухе.
    Возникает такое впечатление, что из Москвы приехал корреспондент Московского комсомольца, который с недоумением и вполне явной брезгливостью взирает на какого-то придурковатого дядьку, который зачем-то хочет себя треснуть током. Мавроматти всегда был помешан на технологиях. И если уж вести его левую критику, то можно из этого пункта. (Для Деготь определение своего отношения к технологиям видимо еще впереди - не успела, но время еще есть, к биеннале Вайбеля поспеет).

  3. Место и значение.
    Какое место занимают и какое значение имеют те или иные явления? Место (для всех видов явлений) - политическое. Значение (для искусства) - эстетическое. Да, да именно эстетическое (в широком, конечно, понимании этого термина, не в узком). Если издание занимается анализом искусства, то ни один левый журналист не обойдет это значение молчанием.
    Зачем вообще тогда писать о художественном явлении, если его значение не установлено? Деготь что-то пишет о "беспомощном мимесисе насилия акционизма 90-х" и взывает к какой-то смутной "гегелевской логике, на которую не было сил". Интересно как эта "гегелевская логика" проявляет себя в искусстве? Наверное в "некоммерческом" искусстве Пеперштейна "без интересов". Помнится, этот анекдотический "Моцарт" концептуализма в своем галлюцинаторном стиле сравнивал Ельцина с Буддой. Чистый Гегель!

Ну а если серьезно, то уж что-что, а отразить 90-е акционизму удалось. И довольно точно (за исключением некоторых эксцессов не переходя известные пределы реальности). Из 90-х акционизм только и вспоминается. Ничего больше.
Возможно - даже не буду спорить - это убогость российской оптики и памяти, но какая оптика и память такое и искусство.

Диагноз тексту Деготь: ее текст имеет прямое отношение к садизму правого-либерального толка, а не к левой журналистике, садизму, который Мавроматти как активист 90-х явно не заслуживает. Но садизм - это палка о двух концах. Часто она начинает бить самого "палача". Видимо 90-е для Деготь прошли даром. И это глубинный политический не успех акционизма. (С другой стороны, абсолютно оправданно констатировать амальгаму кругового садизма.

Садо-мазохистская акция художника вызывает к себе точно такое же садистское отношение критика. И из этого порочного круга выхода нет если, конечно, действительно, не заняться подлинной левой критической теорией).

Теперь пару слов об акции Мавроматти. Суть моей критики сводится к тому выбору, что художник сам перед собой поставил: либо смерть, либо розыгрыш. Ибо без удара током вся история неминуемо превращается в фарс. Какими бы предельными высказываниями не занимался художник, он не может так неосмотрительно самого себя загонять в "угол". Думаю, что все закончится именно фарсом. Трагедию можно было бы с большим размахом разыграть в Москве. Это с прагматической точки зрения.

Хотя не только. В акции нарушается одно из конститутивных условий искусства. По Гринбергу: "Искусство, смакующее жестокость, перестает быть искусством, поскольку ломает эстетическую дистанцию". Будет смерть - не будет искусства, не будет смерти - будет фэйк т.е. плохое искусство. А вот если сидеть на этом стуле до прихода естественной смерти собирая при этом голоса за/против, то в этом может будет подлинный комический эффект в стиле Опалки. Собирать голоса, вывешивать графики, отслеживать динамику, сопоставлять ее с текущими политическими событиями - есть где развернутся настоящему современному художнику. А током бить уже труп, до полной анигилляции.

С "теоретической" точки зрения ("левой критической теории", если угодно). Ставить самого себя и понукать других перед невозможным выбором - это именно то, что пытается не без успеха делать нынешняя российская власть (впрочем, это ей было присуще во все времена). В этом аспекте Мавроматти из Болгарии выражает российскую действительность, но одновременно структурно, или, иначе говоря, "пластически" ей уподобляется. В этой точке формулируется одна из важнейших (и видимо не разрешимых) дилемм подлинной "левой критической теории": что важнее выражать наличную действительность или демонстрировать действительность иного рода? Мои предпочтения склоняются к демонстрации действительности иного рода.

Но кое-что есть и в позитиве. Подобные резкие поступки какими бы комичными они не были ставят диагноз российской критике. И из последних сил, доходя до вершин глупости и абсурда, выявляют скрытую ее право-либеральную суть. За это Мавроматти спасибо.

Анатолий Омоловский. 14 ноября 2010 года

P.S.
А с претензиями Деготь мы еще разберемся более подробно. Материала на Опенспейс более чем достаточно. Там такие перлы, что с точки зрения "левой критической теории", грех было бы не полакомится.

Периоды творчества

1985 – 1989 (литература)

1989 – 1992 (движение Э.Т.И.)

1992 – 1994 (НЕЦЕЗИУДИК)

1995 – 1997 (Индивидуальность творчества)

1997 – 2000 (Против всех)

2000 – 2002 (Нонспектакулярное искусство)

2002 – 2012 (Автономия искусства)

2013 – ... (Новые работы)

Актуальное

Работы разных периодов


«Как политические позиции превращаются в форму», 2004 г., открытие выставки

2003 г. «7 смертей в Москве», экспозиция

акция «Расчистка», 1992 г.

2013 г. - «Схождение параллелей» (Parallel Convergences)

акция «Баррикада на Большой Никитской» - 1998 г.
English Русский