Новости

17 сентября в книжном магазине «Фаланстер» ПРЕЗЕНТАЦИЯ РОМАНА ДМИТРИЯ ПИМЕНОВА «БОГ ПОД ДИВАНОМ»

17 сентября в 20:00 в книжном магазине «Фаланстер» (Москва, Малый Гнездниковский пер., д. 12/27) состоится презентация нового романа Дмитрия Пименова «Бог под диваном», первая книга из серии «Библиотека журнала «База». Во время презентации основатель издательства Анатолий Осмоловский расскажет подробнее о творчестве поэта.


Дмитрий Пименов является одним из фундаментальных российских культурных деятелей с 1990-х годов и до сегодняшнего дня. В конце 1980-х он совместно с Анатолием Осмоловским создал литературно-критическую группу «Министерство ПРО СССР» – это была необычайно радикальная по поведению и письму небольшая группа литераторов, которая эпатировала российский литературный андерграунд и просуществовала до развала Советского союза. Далее Пименов стал идеальным персонажем нового, уже российского, художественного подполья, новой традиции, которая связывается с левыми политическими предпочтениями и ориентацией на самые радикальные примеры мирового и российского авангарда. За все это время он создал несколько десятков циклов стихов, а также опубликовал три прозаически-поэтических текста, где поэзия и проза перетекают друг в друга и создают удивительный эффект гностических тайных знаний, - это «романы» «Муть», «Бог, или несколько любовных историй» (вышли в сборнике «Мутьреволюция» 1999), «Вело» (2007). Сейчас в издательстве «База» выходит его четвертый текст – «Бог под диваном».

Анатолий Осмоловский о Дмитрии Пименове и романе «Бог под диваном»

Новая книга Дмитрия Пименова написана в традициях, вышедших из дадаизма, русского кубофутуризма, а в дальнейшем продолженных в значительно модернизированной форме французским журналом «Tel Quel». Также в романе можно увидеть связи с американскими битниками, а именно – наиболее радикальным из них Уильямом Берроузом. Творчество Пименова для российского контекста абсолютно уникально просто потому, что наша единственная радикальная кубофутуристическая традиция долгое время не воспринималась художественным андерграундом (возможно, потому, что творчество В.Маяковского изучали в школе). Российский советский андерграунд предпочел ориентироваться на поэзию Серебряного века – Б. Пастернака, О. Мендельштама, М. Цветаеву, А. Ахматову.

Пименов последовательно ассоциирует себя с иной традицией: для России это кубофутуризм, для мира – дадизм. Для них свойственно рваное письмо, отсутствие жесткой сюжетной линии. Эти тексты скорее представляют из себя набор сложно переплетенных метафор, замечаний, афоризмов, пословиц-поговорок. Известный сюрреалист Поль Элюар в 1920-х годах издавал маленький журнал под названием «Proverbe» (в переводе с фр. – «пословица»), где публиковал свои выдуманные пословицы абсурдного содержания. Пименов в своем творчестве эксплуатирует эту линию: если будем искать архетипические свойства его форм – они располагаются в области форм кратких.

Поэтому Пименову в общем-то с большим трудом даются большие формы. Часто они представляют собой достаточно насильственно соединенные, разрозненные независимые куски. Такую форму практиковал Велимир Хлебников, которую он называл «сверхповестями». Они представляли собой заумные стихи и прозу, перемешенные в единую сложнопонимаемую массу. «Бог под диваном» тоже состоит из независимых кусков: первая часть – это огромное количество смешанных друг с другом мыслей, философских максим, а вторая находится ближе к конвенциональной прозе. Если говорить о последней с точки зрения современного контекста, то сюжетная линия у нее донельзя облегчена, там не происходит практически никакого развития сюжета. Здесь становится уместной еще одна параллель – это средневековая литература. В современной российской литературе творчество Пименова является радикальной точкой эксперимента и, возможно, останется примером радикального письма на долгие годы.

Возникает вопрос, почему Пименов при этом не воспринимается российской литературной средой. Ответ на этот вопрос достаточно многосложен. Советский литературный андерграунд ориентировался на поэзию Серебряного века, как я уже об этом сказал, – этот момент безусловно влияет на восприятие. Но существует и другой аспект, связанный с тем, что Пименов не идет ни на какой человеческий контакт: он не занимается собственным промоушеном в традиционном смысле – не знакомится с издателями, литературными критиками и т.д. А если с ними и встречается, то эти встречи заканчиваются скандалом или другими неконвенциональными казусами. В этой антистратегии существует одно серьезное рациональное зерно: поэт хочет, чтобы его ценили не за человеческие качества, а исключительно за литературные достоинства. Поэтому у Пименова существует, может быть, ложный образ демонического поэта, который как человек может быть крайне деструктивен, но как писатель он достигает определенных результатов. Этот несложный парадокс до сих пор недоступен российской литературной среде: здесь чаще действует принцип «хороший человек – хороший писатель». Человек, который специально педалирует свою нехорошесть, панковость, демоническую авангардность, не воспринимается этой средой. Однако Пименов продолжает настаивать на этой позиции и считает, что литератор должен быть оценен исключительно за его литературные достижения.

Периоды творчества

1985 – 1989 (литература)

1989 – 1992 (движение Э.Т.И.)

1992 – 1994 (НЕЦЕЗИУДИК)

1995 – 1997 (Индивидуальность творчества)

1997 – 2000 (Против всех)

2000 – 2002 (Нонспектакулярное искусство)

2002 – 2012 (Автономия искусства)

2013 – ... (Новые работы)

Актуальное

Работы разных периодов


1995 г. - «Абсолютная выдержка»

движение «Против всех»

«Это вы сделали? Нет, это вы сделали!» Бронза, литье. 2012, Галерея «Триумф»

акция «Баррикада на Большой Никитской» - 1998 г.

Изделие “Т-72”. 2006
English Русский