Новости

Открытое письмо Анатолия Осмоловского Марии Алехиной и Надежде Толоконниковой.

Открытое письмо Анатолия Осмоловского Марии Алехиной и Надежде Толоконниковой.

Из «грязи» в князи (мира сего)

Гигантским разочарованием для меня стала пресс-конференция Pussy Riot на «Дожде». Было почти физически больно это наблюдать.

Действительно, российская пенитенциарная система обладает поистине колоссальными возможностями для «перевоспитания». Пресс-конференция показала это в такой отчетливой форме, что Путин может быть доволен. Доволен до такой степени, что, собственно, зачем ее менять-то? По крайней мере, по отношению к современным художникам она работает превосходно.

Что же я на этой пресс-конференции увидел (и услышал)?
Я увидел серьезных, воспитанных, обворожительных и политически правильных правозащитниц. Так сказать новое поколение.
Я услышал до приторности «правильные» слова, растворенные в общем единодушии журналисткой братии и «демократических» политиканов.

Читатель должен понять меня правильно, я ни в коей мере не осуждаю ни Надежду, ни Марию. Два года российской тюрьмы для молодого человека, тем более для современного художника – это опыт, который не пожелаешь и врагу. В этом тексте я хотел бы просто констатировать некоторые очевидности и поставить ряд вопросов, которые, возможно, помогут Pussy Riot разобраться во вновь возникших обстоятельствах.

1. Начнем с того, что масс-медийная известность (особенно взрывная и в сверхколичествах) – это тоже своего рода тюрьма. Тюрьма обычная – это тупость и живодерство надзирателей, и «каменные стены», как удачно выразилась Алехина. Тюрьма масс-медийная – это другое. Это поздравления от Ходорковского, виртуальное напутствие от Буковского, участие Навального и внимательные глаза «неравнодушных» журналистов. Словом все «прелести» либерального общества. И где же место для искусства, для всесокрушающей энергии освобождения в этой патоке сладкоголосых речей? Помнится, Фуко называл современное ему общество дисциплинарным. Нынешняя Россия сдает первые экзамены на подобное соответствие. В этом смысле Путин вчерашний день (это, конечно, не значит, что его не придется сковыривать). Когда тебя унижают, не дают слова, угрожают расправой надо быть очень-очень сильным чтобы не раскиснуть. Но когда тебе «внимательные» наблюдатели почти что «свои» говорят кучу комплиментов, «интересуются» твоими планами – это не дубина тюремных палачей, это липкая сеть масс-медиа. И что этому можно противопоставить? Только абсолютную холодность на грани бессердечности. Потому винить художников не буду ни в коем случае. Просто пытаюсь предупредить.

2. Толоконникова на пресс-конференции отказалась от акции в ХХС. Какой-то зарубежный журналист со взглядом удава из книги о Маугли задал «провокационный» вопрос об акции в зоологическом музее. Но и этот «якорь» Надежда сбросила со своего «корабля». (Я никогда не был поклонником этой акции, но отнюдь не из-за имитации групповой оргии, а из-за дурацкого политического лозунга, сводящего всю акцию к банальному черному пиару (уверен лозунг – идея Плуцера-Сарно). Что можно сказать обо всех этих отречениях, кроме того, что они необходимы для оправдания благопристойных ожиданий аудитории (не забудем о радикально настроенных «православных», готовых на расправу)? Когда-то, в середине 90-х Марат Гельман пригласил меня принять участие в одной политической кампании. На мой недоуменный вопрос: «Неужели Марат решил завязать с искусством?» Он ответил чрезвычайно важной мыслью: «Я никогда не забываю и не бросаю ничего, что я делаю. Если ты бросаешь свое прошлое, у тебя не будет успеха в будущем». Для меня, тогда молодого и непрактичного художника этот ответ был совершенно неожиданным. Потому, дорогие мои Pussy Riot, вы обязаны не современным художникам, как людям, которые вас поддержали на первом, самом важном этапе. Вы обязаны ИСКУССТВУ. Продажная и глупая система российского современного искусства, как известно, тоже раскололась на два лагеря. Но даже если бы ВСЕ художники отреклись от вас, вы все равно были бы обязаны искусству. Это ваш подлинный ДОЛГ. Вы были услышаны именно благодаря тому инструментарию, что был разработан в среде искусства. И, честно говоря, по сравнению с этим долгом, никакие будущие успехи в «правозащитной» деятельности не являются оправданием. Надо сказать в реакции Марата на пресс-конференции эта мысль промелькнула. И один журналист с явно озабоченным лицом (не притворно, как мне кажется) задал близкий наводящий вопрос: «Вы хотите быть в ряду правозащитных организаций?» Искусство в данных обстоятельствах и в данной форме – это оружие. Своей метафорической мощью оно, действительно способно вскрыть застарелый нарыв, и спасти не отдельных людей, а создать условия для спасения всех. Для этого в искусство, конечно, надо верить. Но разве не эта вера привела вас в ХХС? Советский философ Георгий Щедровицкий в одной из своих лекций приводит пример нравственного выбора: виртуозный хирург является свидетелем насилия, должен ли он ввязываться в драку, зная, что может повредить себе руку (известно, что даже небольшая травма может надолго или навсегда вывести хирурга из профессии)? И этот выбор – страшная в своей основе реальность. Именно сейчас перед вами она стоит в полный рост.

3. Лично я считаю, что отказ от прав на «бренд» Pussy Riot – большая ошибка. Конечно, любая коммерческая история, да еще связанная с системой так называемых «брендов» пахнет неприятно. Но еще более неприятно и прямо-таки отвратительно, если какая-то сволочь, действительно, получает за это деньги. Мы живем при диком капитализме, и в этих условиях коммерческая «справедливость» – не самый худший инструмент ввести его хоть в какие-то пристойные рамки. В конце концов, капитализация бренда могла бы дать вам относительную независимость, и уже от вас бы зависело как ей распорядиться. Или зависимость от донаторов чем-то лучше? Да в тысячу раз хуже.

4. А теперь о правозащитной деятельности. Здесь так много всего наверчено, такая амальгама предрассудков и лживого «добросердечия», усугубленная с противоположной стороны теорией мирового атлантистского заговора и «происками» ЦРУ, что я не рассчитываю на понимание. Но промолчать тоже было бы не верным. Многомудрые французские философы посвятили этой теме сотни скептических страниц и, как известно, сами организовали правозащитную группу «Информация о тюрьмах». Спору нет, добиваться достойной (или хотя бы терпимой) жизни для заключенных благородно. Но чем занимаются правозащитники на деле? Они носят бумагу. Переносят тонны бумаги из одного места в другое. Да, в результате этой работы некоторые получают послабления (впрочем, в конце концов, только по прихоти власти). Но подлинная проблема в том, чтобы сломать всю эту бумажную машинерию. Нет, не правозащитную, а государственную. Это, конечно, метафора. Речь идет о том, чтобы выкинуть эту машинерию из всех уголков нашей жизни, а выкинуть ее можно ПРАЗДНИКОМ. И только праздником. То есть такой формой протеста и сопротивления, которая будет абсолютно ИНЫМ относительно своего врага. Боюсь, правозащитная деятельность на этом пути ничем помочь не сможет. Короче, не переходите на поле власти. Политиканы используют вас и спустят на тормозах (они уже приступили). Не уходите с территории искусства – эта сила, а не слабость. Надо ставить себе самые сложные и даже невыполнимые задачи, тогда и будет более-менее приемлемый итог. Мы хотим демократии? Мы ее добьемся, только если на острие будет анархия! Надо выучить исторический урок большевизма. Они создали свою империю только потому, что имели мировые амбиции. Их империя была всего лишь досадным промежуточным этапом. Но без амбиций мировой революции эта империя не продержалась бы и года. Тоже самое относится и к современной западной демократии. В ее основании мировое революционно-артистическое движение 60-х. Все оттуда! Дорогие Pussy Riot, вы же знаете это! Какие права были у ЛГБТ до 60-х годов? Да в это время в США для афро-американцев были отдельные умывальники в туалетах и специальные сидения в автобусах! Разве правозащитники добились отмены этой пещерной дискриминации? Нет. Этого добились Мартин Лютер Кинг, «Черные пантеры», Малькольм Х, а так же Джими Хендрикс, Энди Уорхол и Йозеф Бойс вместе с молодежью того времени. Вот чего не хватает нынешней России! А не «системных» политиканов и правозащитников, имена которых не буду в очередной раз писать. И вы могли бы сдвинуть этих политиканов, оседлавших наш российский молодежный протест.

5. Мы действительно стоим на пороге кардинальных перемен. Еще Ленин по-моему говорил, что Россия отстает от Запада на пятьдесят лет. Отнимите от 2013 года эти пять десятков и получите 1963. У нас пять лет в запасе. Это не много, но вполне достаточно. Конечно, любое сравнение хромает, а буквальное тем более. Но что-то мне подсказывает, что Ленин был прав. Путин с его громилами и попами в погонах нам всем обязательно помогут. Не просто его с Де Голлем сравнивают! Заставь дурака богу молится он себе лоб расшибет! Старая добрая русская пословица полностью описывает их будущее. Некоторые особо оголтелые либералы на протяжении всех лет «суверенной демократии» хотели вернуться в эпоху до семнадцатого года. По сути, они создают предпосылки для его неминуемого повторения. А значит наш «семнадцатый год» у нас впереди. Слава богу, им это до конца не удалось, будем надеяться что новый «семнадцатый» не будет кровавым. Время другое, страна другая, принципы борьбы другие. Оставим власти ее аппарат насилия, наш «семнадцатый» будет праздником.
В завершении этого послания хотел бы еще раз выразить вам слова благодарности за столь героический поступок, за вашу беспримерную выдержку на процессе и несгибаемость в тюрьме.

Успехов
А. Осмоловский
28 декабря 2013

Периоды творчества

1985 – 1989 (литература)

1989 – 1992 (движение Э.Т.И.)

1992 – 1994 (НЕЦЕЗИУДИК)

1995 – 1997 (Индивидуальность творчества)

1997 – 2000 (Против всех)

2000 – 2002 (Нонспектакулярное искусство)

2002 – 2012 (Автономия искусства)

2013 – ... (Новые работы)

Актуальное

Работы разных периодов


акция «Могильный камень Российской демократии» 1 октября 1991 г.

1995 г. плакат - «Абсолютная выдержка»

Анатолий Осмоловский, «Рас-членение» 25.12.2014 – 11.01.2015, Галерея «Триумф»

1995 г. - серия фотографий «Заставим власть думать»

1995 г. плакат - «Не давай своё тело на чеченский шашлык»
English Русский